Архив метки: всякая всячина

All sorts of things

Что делать с Гретой Тунберг?

Мы продолжаем ковидный балаган. К счастью, нас еще не обязали носить маски, но все к тому идет. Маски уже крайне рекомендовано носить в общественном транспорте, общественных помещениях и прочих народонаселенных местах. Целоваться надо тоже в маске. А еще нужно дезинфицировать руки, носить перчатки и соблюдать дистанцию. Из плюсов пока только соблюдение дистанции и работа на удаленке.

Читать далее Что делать с Гретой Тунберг?

Безнадежное

Я начала писать совсем другой текст. Но надо выплеснуть это. У подружки внезапно заболела мама. То есть заболела давно, но выяснилось неожиданно. Большая операция, все прошло замечательно. Намек на ремиссию, но надо еще одну химию. И еще.

Читать далее Безнадежное

Летнее

Я хочу запомнить это лето. Лето из опрокинутых качающихся сосен, золотых рассветов и красных закатов. Лето из дождя, стучащего по машине и уносящего меня далеко-далеко, лето из цветов и запахов, лето, которое хотелось пить каждый день.

Читать далее Летнее

Желтая черешня

Прежде, чем у меня получится хоть какой-то рассказик, на свет рождаются какие-то совершенно нелепые наброски, из которых потом тоже что-то вырастает. Но не сразу. Сейчас я хочу показать то, как оно бывает с самого начала) Читать далее Желтая черешня

Я дико извиняюсь

В общем, я все поняла. Хочешь остаться в вечности – запиши мысль сразу. Иначе в небытие канет все твое гениальное.

Вот очередной пассаж про 8 марта. Если выбирать мои самые нелюбимые праздники, то это он. Зеленая противная восьмерка. И желтая мимоза. Ненавижу как зеленый, так и желтый. Читать далее Я дико извиняюсь

Чудо с хохолком

Талант садовода во мне очнулся внезапно, классе в третьем. Он попер из цветочного горшка буквально спустя неделю после того, как я запихала в обильно увлажненную почву (Почву! Именно поЧву – с этим звонким Ч и чуть плюющей П, которые я так и слышу из уст самой страшной на свете учительницы первой моей) очень красивую – красновато-коричневую в крапинку фасолинку. Фасолинка лежала в пакетике вместе с остальными, сморщенная и невзрачная, но сутки во влажной ватке превратили ее в произведение искусства. Которое вскоре буйно заколосилось на подоконнике класса. Читать далее Чудо с хохолком

Пожалуйста, не надо!

Томас – пес крохотный и боязливый. При виде ветеринара со шприцем начинает кричать. Страшно. По-человечески. Его тельце сотрясает крупная дрожь, единственное, что он хочет в этот момент – спрятаться. Куда угодно. Только чтобы его не трогали. Только чтобы ему не делали больно. Читать далее Пожалуйста, не надо!

Биохимия сердца

Я люблю этот запах. Честно. Он специфический, не похожий ни на что. Запах крови, спирта, синих ламп операционной. Запах животных. Я захожу за эту дверь и перестаю быть той, которой меня знает большинство моих знакомых и случайно встреченных людей. Теперь я другая. Та, которой меня видит горстка людей, та, чью другую сторону знает от силы три человека, которым я могла доверить это понимая, что они хотя бы попытаются понять. Почему не хочу рассказывать это остальным – я не знаю. Читать далее Биохимия сердца

Хроники Альцгеймера

— Куда вы без сменной обуви?! Без сменки нельзя! Идите вниз и переобувайтесь, — взмыленная администратор местной школы по интересам лихо дирижирует толпой обезумевших родителей и их отпрысков. Мы в этой очереди обреченно разворачиваемся и шуруем вниз, прорываясь сквозь гомон, гвалт и прибой. Читать далее Хроники Альцгеймера