Биохимия сердца

Я люблю этот запах. Честно. Он специфический, не похожий ни на что. Запах крови, спирта, синих ламп операционной. Запах животных. Я захожу за эту дверь и перестаю быть той, которой меня знает большинство моих знакомых и случайно встреченных людей. Теперь я другая. Та, которой меня видит горстка людей, та, чью другую сторону знает от силы три человека, которым я могла доверить это понимая, что они хотя бы попытаются понять. Почему не хочу рассказывать это остальным – я не знаю. Читать далее Биохимия сердца

Хроники Альцгеймера

— Куда вы без сменной обуви?! Без сменки нельзя! Идите вниз и переобувайтесь, — взмыленная администратор местной школы по интересам лихо дирижирует толпой обезумевших родителей и их отпрысков. Мы в этой очереди обреченно разворачиваемся и шуруем вниз, прорываясь сквозь гомон, гвалт и прибой. Читать далее Хроники Альцгеймера

Спокойной ночи

У меня есть три вещи. О которых надо написать. Первая, больная – про стеснение. Родительское? Смущение и стеснение за детей, которые в переходном возрасте… Не знаю, как это назвать, но это мучительно. Я должна об этом подумать. Читать далее Спокойной ночи

Асана жующей гусеницы

Все знают, что с боженькой у меня отношения своеобразные. Он обычно исполняет все мои прихоти, и вообще, я считаю, что очень им обласкана (и благодарна за это). Но иногда возникают вопросы. Один, очень глобальный, боюсь, так и останется без ответа. В лучшем случае мне придется довольствоваться фразой, что всему свое время. Читать далее Асана жующей гусеницы

В бананово-лимонном… семифредо

Я не люблю мороженое. Вообще. Много где пробовала, но избавиться от жирного послевкусия просто невозможно. А если оно еще и на растительном жире… К эстонскому по части состава нареканий нет. Но да. Оно жирное и сладкое. Местами до приторности. И действительно вкусного я тут так и не нашла. Читать далее В бананово-лимонном… семифредо

Оправленное в страдания

Сижу утром, пью кофе. Тот самый рассветный час, когда все знают, что меня лучше не трогать и дать спокойно проснуться.

— О, мам, привет! – встрепанная и заспанная Алина шлепает на кухню, хватает беляш и пристраивается рядом. Читать далее Оправленное в страдания

Опять паззлы

Долго молчала, да?

Я не хочу никого отпускать в Брюссель. Потому что большая часть кодлы этого просто не достойна. Откровенная дешевая проституция, поэтому пусть лучше на Сыле стоят.  Тому, за кого я могла бы проголосовать, лучше остаться в Эстонии и сделать свою партию. Мне кажется, Яна Тоом сейчас кусает локти, потому что могла бы примкнуть, а вместо этого приходится отчаянно вязать коврики и изображать бурную деятельность. Шапито и цирк с конями. Читать далее Опять паззлы