Что делать с Гретой Тунберг?

Мы продолжаем ковидный балаган. К счастью, нас еще не обязали носить маски, но все к тому идет. Маски уже крайне рекомендовано носить в общественном транспорте, общественных помещениях и прочих народонаселенных местах. Целоваться надо тоже в маске. А еще нужно дезинфицировать руки, носить перчатки и соблюдать дистанцию. Из плюсов пока только соблюдение дистанции и работа на удаленке.

Читать далее Что делать с Гретой Тунберг?

Безнадежное

Я начала писать совсем другой текст. Но надо выплеснуть это. У подружки внезапно заболела мама. То есть заболела давно, но выяснилось неожиданно. Большая операция, все прошло замечательно. Намек на ремиссию, но надо еще одну химию. И еще.

Читать далее Безнадежное

Эрих Мария Пупкин-Хуйк

Эстонский язык — штука потрясающая. Потрясающая настолько, что иногда даже сами его носители затрудняются объяснить, что же хотели сказать тем или иным предложением. И предлагают разные версии. Это все из-за грамматики — она в эстонском не то чтобы сложна. Она непредсказуема. Один и тот же послелог может вмешаться и безнадежно все испортить. Внести сумятицу и раздрай. Поставить всех в тупик и заставить идти войной друг на друга. Радетели пытаются объяснить это тем, что язык древний и чего вообще от дедушки хотеть. Но остальные утверждают, что английский не менее древний и ничего, как-то справляются с помощью пары глаголов и Ее величества. Более того, умудрились превратить свой английский в какой-то прямо международный бренд. Чего не скажешь об эстонском — на нем говорит от силы миллион человек (ой, ладно, немножко больше), но нам это не мешает пытаться его продвигать на разных уровнях. 

Читать далее Эрих Мария Пупкин-Хуйк

Летнее

Я хочу запомнить это лето. Лето из опрокинутых качающихся сосен, золотых рассветов и красных закатов. Лето из дождя, стучащего по машине и уносящего меня далеко-далеко, лето из цветов и запахов, лето, которое хотелось пить каждый день.

Читать далее Летнее

Желтая черешня

Прежде, чем у меня получится хоть какой-то рассказик, на свет рождаются какие-то совершенно нелепые наброски, из которых потом тоже что-то вырастает. Но не сразу. Сейчас я хочу показать то, как оно бывает с самого начала) Читать далее Желтая черешня

Я дико извиняюсь

В общем, я все поняла. Хочешь остаться в вечности – запиши мысль сразу. Иначе в небытие канет все твое гениальное.

Вот очередной пассаж про 8 марта. Если выбирать мои самые нелюбимые праздники, то это он. Зеленая противная восьмерка. И желтая мимоза. Ненавижу как зеленый, так и желтый. Читать далее Я дико извиняюсь

Чудо с хохолком

Талант садовода во мне очнулся внезапно, классе в третьем. Он попер из цветочного горшка буквально спустя неделю после того, как я запихала в обильно увлажненную почву (Почву! Именно поЧву – с этим звонким Ч и чуть плюющей П, которые я так и слышу из уст самой страшной на свете учительницы первой моей) очень красивую – красновато-коричневую в крапинку фасолинку. Фасолинка лежала в пакетике вместе с остальными, сморщенная и невзрачная, но сутки во влажной ватке превратили ее в произведение искусства. Которое вскоре буйно заколосилось на подоконнике класса. Читать далее Чудо с хохолком

Пожалуйста, не надо!

Томас – пес крохотный и боязливый. При виде ветеринара со шприцем начинает кричать. Страшно. По-человечески. Его тельце сотрясает крупная дрожь, единственное, что он хочет в этот момент – спрятаться. Куда угодно. Только чтобы его не трогали. Только чтобы ему не делали больно. Читать далее Пожалуйста, не надо!