Архив метки: я

Асана жующей гусеницы

Все знают, что с боженькой у меня отношения своеобразные. Он обычно исполняет все мои прихоти, и вообще, я считаю, что очень им обласкана (и благодарна за это). Но иногда возникают вопросы. Один, очень глобальный, боюсь, так и останется без ответа. В лучшем случае мне придется довольствоваться фразой, что всему свое время. Читать далее Асана жующей гусеницы

Оправленное в страдания

Сижу утром, пью кофе. Тот самый рассветный час, когда все знают, что меня лучше не трогать и дать спокойно проснуться.

— О, мам, привет! – встрепанная и заспанная Алина шлепает на кухню, хватает беляш и пристраивается рядом. Читать далее Оправленное в страдания

Опять паззлы

Долго молчала, да?

Я не хочу никого отпускать в Брюссель. Потому что большая часть кодлы этого просто не достойна. Откровенная дешевая проституция, поэтому пусть лучше на Сыле стоят.  Тому, за кого я могла бы проголосовать, лучше остаться в Эстонии и сделать свою партию. Мне кажется, Яна Тоом сейчас кусает локти, потому что могла бы примкнуть, а вместо этого приходится отчаянно вязать коврики и изображать бурную деятельность. Шапито и цирк с конями. Читать далее Опять паззлы

Еще один нежданчик

Ехала в пятницу и вспомнила вдруг свое первое место работы. Я тогда была совсем зеленая и плохо понимала смысл работы журналиста. Хотя нет. На самом деле, понимала все прекрасно, просто мне всегда крайне сложно выходить из своего закрытого внутреннего пространства и общаться с людьми. Читать далее Еще один нежданчик

Стерео и моно

Сросшиеся брови не всегда были трагедией для юной девы. Древние греки, а затем и римляне, считали монобровь признаком ума и страсти. В погоне за мужем, молодые девушки часто надевали поддельную бровь, изготовленную из козьей шерсти и смолы.

Переходным возрастом может зацепить кого угодно. То есть лет до 12, время от времени срываясь на колоратуру, ты растишь вполне нормальных детей. А лет с 12 понимаешь, что привычная картина мира накрылась одним местом и колоратуры трех с половиной октав явно не хватает. Хочется хренакнуть семь и еще кулаком по столу, но сил не остается даже на приличное дыхание. Поэтому радости пубертата приходится переживать и в 40 с чем-то там лет, даже если оно вам нафик не надо. Читать далее Стерео и моно

О силиконе в жизни женщины, или что вы знаете о страданиях

Потенциал чулочно-носочной промышленности я поняла лет в семь – когда гостила у бабушки. Бабушка по природе своей была пофигистка и мне дозволялось безнаказанно пастись в ее шкатулках с драгоценностями, шкафах с фамильным (а позже – спертым из школьной столовки, в которой она работала) фарфором и вообще всем, до чего я могла дотянуться. Я не обошла вниманием даже бульонные кубики. Платяной шкаф вообще не обсуждался – только у бабушки я могла примерять все, до чего добирались мои руки, и когда случайно в комоде накопала длинные гольфы, которые были мне почти до… Блин, длинные в общем, гольфы, радости не было предела – а когда в Советском союзе детям девочкам разрешали носить капроновые колготки? Тут по бокам еще и рисуночек. Читать далее О силиконе в жизни женщины, или что вы знаете о страданиях

Лобзиком по сердцу

Как человек, имеющий за плечами самый разнообразный жизненный опыт, я была первой, кто решительно и беспощадно восстал против идеи лобзиков в четвертом классе. Во-первых, я хорошо помню флейту. Во-вторых, я ненавижу принуждение. В-третьих, я ненавижу идиотские инициативы. В-четвертых, я очень, пожалуй, даже слишком хорошо знаю своих детей. Читать далее Лобзиком по сердцу